Главная страница

Компромат | все материалы раздела

Политтехнолог на работе
14 Апреля 2017

Политтехнолог Кирилл Арабов в суде по делу Павла Смирнова рассказал про «Огненную воду».

По данным регионального следственного управления Коми, Павел Смирнов, мэр города Инты, получил взятку в размере чуть более одного миллиона рублей «за совершение действий в пользу представляемого взяткодателем юридического лица при размещении и реализации муниципальных заказов».

В Интинском городском суде по уголовному делу экс-мэра Инты Павла Смирнова допрошен в качестве свидетеля Кирилл Арабов, который дал показания как политтехнолог. Свидетель вызван в суд по ходатайству защиты.

По словам допрошенного, с 2007 года он работал на выборах в качестве политтехнолога. В 2010 году был председателем территориальной избирательной комиссии. В настоящее время является членом территориальной избирательной комиссии.

Свидетель, отвечая на вопросы стороны защиты, рассказал о программе «Маргинал» (другое название программы «Огненная вода»), о которой в прошлых судебных заседаниях поведали бывший советник главы Коми Ильяс Ермолаев и руководитель управления по развитию территорий администрации главы и правительства Коми Виктор Шевцов. По словам свидетеля, это обычная стандартная программа работы с маргиналами, которая применяется на территории, где происходят выборы. Указанная программа в Коми применяется с 2008 года.

- Есть несколько технологий активизации мотивизации на выборах. Они работали. «Маргинал» - одна из самых эффективных программ, - подчеркнул свидетель.

- В чем заключается программа «Огненная вода»? - поинтересовался адвокат Андрей Елсаков, который защищает Смирнова.

- Идет агитация маргиналов, посредством алкоголизации, скажем так. Составляются списки. Обычно через участковых. Естественно, чем выше уровень экономического развития города, тем менее эффективна программа. На поселках она чаще работает, в районах где-то. В больших городах, в хороших районах — не очень. Есть бригадиры, составляются списки, контролируются эти люди, создаются благостные отношения. Потом в день выборов эти люди либо подвозятся, либо бригадиры их подводят.

- Что известно вам о реализации данной программы в Инте?

- Ну, не было секретом, что во время выборов собирались технологические группы. Все обсуждалось в Сыктывкаре. Куратором всех спецпроектов был Ильяс Ермолаев. Он направлял технологически контакты. Контролировал контрольные точки, списки и т. д. Все отчеты шли через него. Технологи общались между собой открыто по программе, количеству людей в программе, денежным суммам. Потому что в зависимости от логистики есть расчет по любой схеме количества денег на один голос. В зависимости от логистики, от особенностей того или иного населения эти суммы разные. Программа «Огненная вода» по затратам - одна из эффективных схем. Самая дешевая схема приобретения голосов. Рублей 300 за голос. Другая схема «Активная агитация» — 500-700 рублей. Здесь есть ограничения. В Воркуте она не так была эффективна, как в Инте. Потому что в центральной части города не так много таких людей.

- В чем заключалось кураторство Ермалаева выборных процессов?

- Ну так, было все руководство. Непосредственно Ильяс занимался специальными технологиями. Различные программы, я бы не сказал серые программы, просто некорректные с точки зрения избирательного законодательства.

- Вы отслеживали цифры, которые свидетельствовали об эффективности данной программы в Инте?

-

Политтехнолог на суде

Есть классические технологии, которые применяют на выборах. К примеру, печатный материал, раскидываемый по почтовым ящикам, наклейки, наружная реклама. Это работает не более чем на 10 процентов. То есть, если мы 10000 листовок распечатали, в почтовые ящики раскидали, расклеили, развесили - мы можем надеяться не более чем на 1000 избирателей на выборах. Радио — не более 12%. Телевизор дает до 20 процентов. Самая эффективная схема - агитация «дверь в дверь», ходить по квартирам. Но и она дает не более 30%. Это потолок. Все программы, которые курировал Ермолаев, давали процентов 70. Когда к выборам стали подходить бизнесмены, они захотели четкого понимания. Вложил 10 миллионов - и нужно четко знать, сколько он за это получит голосов. Поэтому просчитывается сметная стоимость по каждой программе. Есть пересечения, когда на одной территории работают, например, 2-3 программы, то эффективность каждой из них снижается порядка на 15-20%. Поэтому, с точки применения, «Маргинал» - самый эффективный способ. Почему поднимает явку? Потому что психологически до 15-20% явки — это протестный электорат, те люди, которым не нравится, как они живут, и хотят это поменять. Значит, они будут голосовать против действующей власти. Люди, которых власть устраивает, на выборы стараются не ходить. Поэтому и включаются административный ресурс и различные технологии, которые заставляют людей прийти на избирательный участок. После того, как люди приходят, с вероятностью 85% они голосуют за действующую власть. Повышение явки - это важный момент любой действующей власти.

- Существует ли зависимость между высокой явкой на территории муниципалитета и последующим выделением денег из республиканского бюджета такому муниципальному образованию на социальные программы?

Бывший мэр Инты Павел Смирнов

- Естественно, официально каким-то документом это не подкреплено. Но нам не один раз было на агитационных штабах сказано, что от вас зависит, как будет жить дальше город. Пример такой. Когда Инта проголосовала 95% за Гайзера. Это был нонсенс сумасшедший. У нас в республике есть такое понятие «сбалансированный бюджет». Муниципалитеты дотационные, всем не хватает, а принимаются решения, кому выделит деньги республика. Естественно, тот муниципалитет, который показал себя в поддержке власти лучше, может рассчитывать и на поддержку. Это открыто говорилось. В том числе руководителям администраций. Говорилось, ребята, вы должны проголосовать хорошо, от этого зависит финансирование города.

- Вы сказали, что существовали сметы по выборам. Кем они составлялись? Где они оседали.

- Изначально смета составляется в муниципальном образовании. Потом она утверждается или не утверждается, или вычеркивается. В моменте утверждения это делал Ермолаев. В итоге все это скапливалось у замруководителя администрации Анатолия Родова.

- В чем заключалась его роль при поступлении ему сметы?

- В общем-то, от него зависели денежные потоки. Изначально, когда деньги собирались, допустим, крупными коммерсантами, либо, как в 2008 году выборы в Госдуму, выборы финансировал сам округ. Это были полностью его деньги, и они шли сверху вниз. В дальнейшем в каждом муниципалитете уже сами местные руководители сами решали. Как правило, это решалось за счет местных предпринимателей. В «Единой России» не случайно всегда были предприниматели. И сейчас то же самое. Нужно финансировать. Естественно, это не были какие-то взносы. Все это делалось налом. А в дальнейшем деньги распределялись по необходимости. Республика, как правило, нанимала технологическую группу в целом для кампании республиканской. Вырабатывался бренд, разрабатывались логотипы. Система общей кампании. Разрабатывалась схема общей кампании. Муниципалитет должен был приобрести агитационную продукцию: баннеры, листовки, уже определенно разработанные и напечатанные. По сути, надо было отдать деньги и получить листовки. Работа агитаторов тоже оплачивалась с местной кассы. И плюс еще федеральные технологи.

- Из чего складывались расходы по выборам?

- Большие затраты - это на наружную рекламу: баннеры, различные листовки формата А2, А3 для заклейки и работа агитаторов. Когда агитаторы ходят по квартирам, они должны что-то для этого иметь. Для них делались еще какие-то агитационные материалы. Это какая-то методичка, где рассказывается, почему надо голосовать за «Единую Россию», какие они делают добрые дела по всей республике. И, кроме того, есть местная составляющая. Почему муниципалитетам приходилось платить, там есть местная составляющая. Она печаталась и потом в добровольно-принудительном порядке и распространялась. Это довольно большая часть денег. Если учесть, что есть информационные волны. Наружки надо много. Далее - оплата агитаторов. Есть рекламные вещи, которые делаются на радио и телевидении. Во время выборов все тарифы повышаются примерно в четыре раза. Это касается того, что прозрачно. Из тех технологий, которые используются для повышения эффективности, - это и «Огненная вода», и прямая агитация. Когда агитатору платят не за поквартирный обход, а за конечное количество людей, которые проголосовали. Составляются списки для этого, контролируются, обзваниваются. Есть всегда группы противодействия, которые занимаются зачистками (срывают чужой агитационный материал, достают его из почтовых ящиков), какими-то провокациями против оппонента. Иногда каким-то отборным кандидатам от партии предлагают деньги, чтобы они снялись. Если посмотреть методическую литературу, то там найдем расчет: количество избирателей умножается на три-пять долларов и получаем сумму. На практике сумма занижалась примерно раза в два. Потому что это - желаемое. Ну, в среднем миллионов 20-25 рублей на кампанию в Инте надо.

- Располагал ли Ермолаев каким-либо ресурсом, чтобы влиять на Павла Валерьевича (Смирнова), с учетом, что должность мэра была выборная?

- Если мы говорим про официальную часть, то, конечно, тут у нас все белое и прозрачное, и всех выбирают народ, депутаты. Ермолаев был человеком, который в администрации Желтого дома занимался проведением решений Желтого дома на территории. При необходимости выбора сити-менеджера Ермолаев выезжал на территорию и отрабатывал тот или иной вопрос. И, в общем-то, все решения, которые необходимы были в отношении горсовета Воркуты, Ермолаев приезжал, протаптывал. Даже нежелательные, непопулярные для города. Так что, я думаю, при желании поменять главу администрации мог.

- Известно ли вам, высказывалось ли требование, чтобы Инта перекрывала показатели по выборам другие муниципалитеты?

- Я говорил, что есть штабы. Есть разговоры про непубличные показатели. Если, к примеру, рассматривать Госдуму, то здесь нужен не процент, а конкретно количество тысяч людей, которые придут и проголосуют. Каждый мандат по одномандатному округу «весит» 30-60 тысяч. В 2012 году у нас республика получилась - несколько тысяч недобрали. Были планы. Инта всегда отличалась. Да, планы для нее завышались.

- Из каких-либо официальных источников республика финансирует выборы в муниципалитетах?

- Официально это невозможно финансировать. Потому что выборы финансируются, по сути, партиями, общественными организациями. И республика не может в принципе их финансировать. Может республиканская «Единая Россия» это делать. Но откуда она эти деньги берет? Я уже говорил, что в «Единой России» так много коммерсантов. Есть официальная часть: территориальная избирательная комиссия, республиканский избирком, организаторство. А агитационная работа в интересах той или иной партии — это нет.

- Тогда за счет каких ресурсов мэры черпают эти средства?

- По принципу «Единой России» - с предпринимателей. Предприниматели, которых устраивает существующий порядок вещей.

- В Воркуте, как и в Инте, существовала программа «Огненная вода». Правоохранительным органам что-то известно о существовании этой программы?

- Я не могу сказать это. Это была общая тенденция. Город маленький, все друг друга знают.

- Вы сказали, что были политтехнологом. От какой партии?

- «Единой России». Технологии любой партии одинаковы. Единственное, что удержать власть всегда проще, чем ее захватить. И плюс — там деньги. Я не работал из идеологических соображений. Все партии, по-моему, одинаковы. Но денег в «Единой России» в разы больше. И если, например, у «Справедливой России» чек был на всю республику, когда они заходили, порядка 30 млн рублей, то «Единая Россия» таким чеком закрывала один муниципалитет.

- Финансовый донор у «Единой России» кто?

- Предприниматели.

Затем вопросы стал задавать второй защитник Смирнова - адвокат Станислав Туркин.

- А как деньги поступали от предпринимателей? Официально?

- Если делать все это официально, то, естественно, надо деньги проводить через фонды. И это все намного сложнее. Плюс очень часто деньги нужны вот прямо здесь и сейчас. Поэтому, как правило, это была некая черная касса, которая находится у кассира. Это не всегда руководитель администрации, не всегда даже люди из администрации. То, что деньги ни по каким счетам не проходят, как правило, это факт. Допустим, агитаторам. Их 90 человек, с ними надо рассчитаться, допустим, после первой волны по три тысячи. Делали формальные договоры, чтобы отчитаться перед теми людьми, которые эти деньги дали.

- Вам что-нибудь известно, что из городов и районов главы какие-то деньги передавали в центр? В какой-то фонд, Ермолаеву?

- Всеми деньгами по любой кампании заведовал Родов. И, в общем-то, он определял. Есть проблема какая? Есть муниципалитеты, которые могут собрать, — Воркута, Инта, а есть Усть-Вымь, где в любом случае надо покупать агитационную литературу, платить агитаторам. В любом случае - надо делать общий фонд. Точно так же есть сбалансированный бюджет республики. Как правило, деньги, которые отдавали в республику, они потом возвращались — не в виде помощи, а рассчитывались агитационной литературой. Газетами. Но деньги передавались. Я не знаю как, какими технологиями это делалось.

- Вы сказали, что привлекали политтехнологов. Их работа как оплачивалась?

- Вот с этих же фондов. Московские политтехнологи. Целые технологические группы. Там разговор идет о миллионах. Они работают в целом на республику. Они разрабатывают концепцию, через них идет потом заказ агитационной литературы и т. д.

- Вот, допустим, расчет для Инты. Сколько они должны передать?

- Не знаю. Думаю, что много.

- А если район, город не передал эти суммы? Такое могло быть?

- Я себе такое слабо представляю. Ну, вообще, такое бывало. Ну, прямо вообще не передавать нельзя было. Нет там пяти миллионов - сколько есть. Вот такой разговор. Как правило, давалось время собирать. Задавался логичный вопрос: «А вы как собираетесь делать выборы?». Деньги, как правило, передавались в центр. Некое долевое участие по оплате технологической группы, разработка бренда, заказ литературы добровольно-принудительный.

- Влияние этих программ на итоги голосования. Какое соотношение?

- Если бы они не были эффективны, их бы не применяли. Из тех открытых цифр, что есть на сайте, видно. Когда были выборы главы республики в 2014 году, Инта дала сумасшедшие показатели. Там явка была порядка 16600 избирателей. Сейчас, в 2016 году, на выборах главы республики явка была чуть больше девяти тысяч. Есть естественная убыль, это тоже учитывается. Все остальное — разница в использовании технологий. Если анализировать, видно все. Видно, в каком городе работают (технологи), в каком — не работают. Явка должна быть примерно одинакова. А если у нас в одном муниципалитете явка 30%, в другом — 95, то все понятно, это не просто так. Такая же история - можно проследить - и по участковым комиссиям. В какой участковой комиссии отработали, в какой — нет.

- Вы про оплату агитаторов говорили. Если агитатор привлек человека, ему идет какая-то сумма?

- Из того, что работало конкретно в Воркуте. Это 500 рублей за привлеченного человека. План стоял по Воркуте по 2008 году 10 тысяч человек. Потом план снижался. Очень тяжело. Где-то 4-5 тысяч можно собрать с помощью активных агитаторов. Я хочу оговориться, это не какая-то скупка голосов. Это когда агитатор получает деньги не за пройденную квартиру, а за тех людей, которые в итоге пришли на выборы. Проконтролировать, как они проголосовали, достаточно тяжело, но, понимая социологию, 80% голосует за власть. Каждый агитатор работает с людьми. Составляются списки. Есть телефоны. Потом под видом социологического опроса делается звонок. Вы знаете про выборы? Знаем. Определились, за кого будете голосовать? Определились. Можете сказать? Да, могу. После этого мы знаем, что с этим человеком проработано, и агитатор получает 30% от суммы. Дальше, после выборов, агитатор получает остальное.

- А группы противодействия кем финансировались?

- Во-первых, были мобильные группы, которые занимались зачистками. Это в разных районах города появлялась информация, что прошли агитаторы. Выезжала мобильная группа в вечернее время, как правило, вытаскивала агитационный материал из ящиков. И самый простой был способ купить: выйти на агитаторов оппонентов и, если им платили 50 копеек за одну листовку ЛДПР, опущенную в ящик, мы платили больше. Эта программа финансируется на миллион-полтора.

- Вы сказали, что программа «Огненная вода» сама по себе не менее затратная.

- По соотношению цена-качество это весьма эффективная программа. Если по программе «Активная агитация» цена одного голоса 500-800 рублей, то по «Огненной воде» голос стоит 300 рублей. Это логистика, это работа бригадиров, некая финансовая благодарность участковым, которые дают информацию о безработных. Работникам ЖЭК.

- Я так понял, на выборы в основном идут предприниматели, потому что они заинтересованы...

- Нет, не всегда. Предпринимателей, как правило, «Единая Россия» подтаскивает. На выборы ставят, как правило, так называемых ЛОМов — лидеров общественного мнения. Допустим, директор школы. У него денег на финансирование выборов нет. Вот совет Воркуты. 26 человек. Большинство списка — учителя, работники культуры, спорта. Естественно, денег у них нет. Но есть ряд предпринимателей. Это обычно в каждом муниципалитете минимум три, максимум 10, которые, скажем так, социально направлены. С ними идет разговор. Они скидываются, и вот за счет этого формируется общий фонд, и финансируются выборы. Это те, кто, так или иначе, связан с властью и не хотели бы ничего менять. В любом муниципалитете всегда за выборы отвечает руководитель администрации.

В конце допроса вопрос Арабову задал подсудимый Смирнов.

- Скажите, пожалуйста, в 2014 году сколько мне нужно было денег на выборы, чтобы показать такой результат в Инте?

- Я думаю, что миллионов 20.

Когда допрос закончился и свидетель покинул зал судебного заседания, Павел Смирнов дал пояснения по некоторым вопросам, затронутым Арабовым.

- С Арабовым я работал в штабах с 2008 года. Практически при каждом мэре были технологи и технологические группы. Технологи, которые приезжали от республики. В Инте мы потом от этих технологических групп отказались, поскольку это были дополнительные затраты. Порядка миллиона рублей. И действовали по своей технологии. У нас всего действовали две программы. На другие программы денег просто не было. Надо было оплачивать агитаторов. Один обход - это 300-400 тыс. руб. За выборную кампанию — полтора миллиона. Больше просто не реально, при тех деньгах, которые мы здесь набирали на выборах. Это в пределах 10-12 миллионов рублей. Ни с территориальными, ни с участковыми избирательными комиссиями мы не контактировали абсолютно. Все выборы по явке делали до участковых избирательных комиссий, чтобы не было претензий к выборам.

Источник: ИА Коми БНК

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Что кроется за «разоблачениями» Чепурного?


Этот скандал стал хитом апреля. 20 апреля 2017 года. Большой Кремлевский дворец. Идет 39-е заседание Российского организационного комитета «Победа», на котором присутствует Владимир Путин. Тема заседания – развитие гуманитарного сотрудничества с зарубежны

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Реклама

Loading...

Еще «Компромат»

 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)